В «Морфий» до первого звонка

В «Морфий» до первого звонка
  • 13.06.18
  • 0
  • 5764
  • фон:

10 июня 2018 года в Брянском театре драмы им. А. К. Толстого был показан спектакль «Морфий» по мотивам рассказов М. А. Булгакова «Морфий» и «Записки юного врача». Его представили артисты Курганского драматического театра в рамках обменных гастролей. Постановка и музыкальное оформление — Дмитрий Акриш, молодой, но уже известный как в России, Румынии и Молдове, так и в других странах режиссер.

Спектакль «Морфий» — смелый и даже в чем-то эпатажный. Любителям и знатокам произведений Булгакова он преподносит сюрпризы: курганская постановка расходится с оригиналом, в ней много сцен не из книг. Драма поражает глубиной, количеством затрагиваемых тем, символизмом и необычайной живостью.

Погружение в «Морфий» начинается еще до первого звонка. Зрители рассаживаются по своим местам в полутьме, в дымном тумане. Сразу становится ясно, что спектакль — не легкая комедия, что нужен правильный настрой.

В самом начале на гостей театра стремительно надвигается поезд, его фонари светят прямо в лицо. Вроде и понимаешь, что в зрительном зале поезд никак оказаться не может, но где-то глубоко возникает желание отойти в сторону, а лучше убежать.

За сценографию и костюмы отвечает художник Ольга Богатищева. Она буквально оголила Брянский драмтеатр, убрав со сцены все кулисы, превратив ее то ли в старый ангар, то ли в тюрьму — во что-то унылое, кричащее о беспробудности, обреченности, безграничной печали. И вот в этом мрачном пространстве происходит действие «Морфия»: на сцене движутся больничные каталки, люди с капельницами, умалишенные и обреченные. В какой-то момент больничная печаль сменяется сумраком революции. Красный цвет рисует кровь и торжественность.

Действие происходит в 1917 году. Это тяжелое время больших надежд и огромных потерь. В российскую глушь приезжает перспективный молодой доктор Поляков. В Брянске роль врача сыграл Михаил Байкалов, такой же талантливый, как и его герой, человек, за которым уже выстроилась армия теперь еще и брянских поклонников.

У Полякова на душе скребут кошки: от него ушла любимая женщина — пленительная и очаровательная певица. Новая работа и новые обстоятельства вовсе не туманят воспоминания о несостоявшейся любви. Напротив, они наваливаются снежным комом, усугубляя внутреннюю печаль. Пациенты, много пациентов, сотни пациентов в день одновременно пугают и вызывают желание помогать. Доза морфия, сначала по одному, а затем по три впрыскивания в день, кажется, помогает преодолевать сердечные муки, царящую ненависть и отчуждение.

Логичные и понятные больничные сцены сменяются трешевыми снами и галлюцинациями морфиниста. Зрители с ужасом и непониманием следят за происходящим, не в силах сразу же, сиюминутно понять, что все это значит, зачем тут крики, оркестры, бесконечный дым, сумасшедший смех, что вообще происходит. Усиливает ощущение дикости и смуты нагрянувшая с допросами, навязываемыми ценностями и жестокостью революция.

«Морфий» — это не просто исповедь наркомана. «Морфий» — это кумар и безысходность, наступающие от дозы, от неразберихи в политической системе, от несостоявшейся любви. Спектакль рассказывает и предупреждает, он окунает с головой в дебри сознания и наивность морфиниста, в бытие психбольницы, в окружающий наркомана негатив. А еще он призывает брать себя в руки, ведь в жизни есть любовь и спасительная надежда.

Постановка поразила, зацепила и заставила о многом задуматься. Некоторые сцены и спустя дни большим впечатлением висят в памяти. О режиссерских находках хочется рассказывать друзьям и знакомым. Книги, застывшие в воздухе, как закоулки памяти, огромные белые лопающиеся воздушные шары как ускользающие шансы на жизнь, заклеенные скотчем рты как невозможность и неспособность высказываться.

А как хороша была сцена о внезапно вспыхнувшей любви между умирающим от малярии стариком, его сыграл заслуженный артист РФ Иван Дробыш, и дежурной Аксиньей, эту роль исполнила Лариса Эта! Сцена-восклицание. Она о том, как ценна жизнь, и как хорошо жить, даже зная, что срок ограничен. Она о том, что себя надо посвящать любви, другому человеку.

А какой пугающей вышла сцена, где гибнет та самая певица, из-за которой готов умереть блестящий доктор! Выстрелы, похоть, необоснованная жестокость…

Владимир Рахманов в роли Демьяна Лукича блестяще показал ненависть общественности по отношению к наркозависимому. Образование, человеческие качества, профессиональные заслуги — все не важно, если ты наркоман. Екатерина Горяева (акушерка Анна Николаевна), напротив, воплотила в своем образе боль и сострадание, жалость и самопожертвование. Ее героиня стала лучиком света для доктора Полякова. Пожалуй, лишь имея поддержку, можно преодолеть зависимость, революцию, войну и прочие удары судьбы.

После спектакля зрителей попросили не расходиться. В последний гастрольный день труппе были вручены памятные подарки, высказаны слова благодарности и признательности. Кроме «Морфия» Курганский драматический театр в рамках гастролей показал брянцам «Золушку», «Здравствуйте, я ваша тётя!», LADIES' NIGHT, «Очи чёрные». Расходиться и не спешили. Из театра выходили задумавшиеся о проблемах люди. Не о своих проблемах — о вечных.

Огромная благодарность всем тем, кто создавал «Морфий». Вы делали это не зря.

Постановочная группа

  • Режиссёр-постановщик: Дмитрий Акриш (г. Москва).
  • Музыкальное оформление: Дмитрий Акриш (г. Москва).
  • Сценография и костюмы: Ольга Богатищева (г. Москва).
  • Помощник режиссёра: Елена Менщикова.

В ролях

  • Поляков (доктор) - арт. Михаил Байкалов;
  • Демьян Лукич (фельдшер) - арт. Владимир Рахманов;
  • Пелагея Ивановна (акушерка) - арт. Татьяна Кузьмина;
  • Анна Николаевна  (акушерка) - арт. Екатерина Горяева;
  • Аксинья (дежурная), мать - арт. Лариса Эта;
  • оперная певица - арт. Екатерина Антропова;
  • ребёнок-пациент - арт. Ирина Храмова;
  • отец, старик - засл. арт. РФ Иван Дробыш;
  • дама - арт. Ирина Шалимова;
  • пациентка - арт. Анастасия Черных.

Автор: Юлия Захарова.